Знаешь. Была у меня такая фантазия. Я сижу дома, смотрю фильм. Звонок в дверь, я открываю.

Заходишь ты, глаза горят. Ты закрываешь дверь, притягиваешь меня, целуешь, а потом спускаешься на талию, поглаживаешь попу, а потом резко кидаешь меня к стене.

Берешь за волосы, а потом заставляешь запрокинуть голову и целуешь в губы, потом в шею. Рука тем временем залезает под футболку, сжимает грудь. Ты поднимаешь мою ногу и кладешь на свое бедро, и еще плотнее прижимаешь меня к себе.

Так, что я чувствую твое напряжение через джинсы. Потом ты в прямом смысле рвешь футболку на мне, откидываешь в сторону, снимаешь лифчик ласкаешь грудь, посасываешь, начиная слышать мои более громкие стоны.

Ммм, а, да, Антоша, хорошо. Боже, продолжай. Я стягиваю футболку, и вожу по твоему рельефному телу, кусая каждый кубик, целую твою шею, а ты тем временем уже доставляешь мне наслаждение своей рукой уже в итак мокрой киске.

Потряхиваешь меня, а потом несешь к кровати заводишь руки за голову и целуешь меня, лаская. А потом резко застегиваешь наручниками мои руки.

Мой удивлённый вздох, и в то же время дико возбужденный. Ты целуешь каждый сантиметр моей кожи, не пропуская не дюйма, спускаешься к груди и ласкаешь, пока соски не станут твердыми и спускаешься к животу, проводишь дорожку от живота языком к моей идеально выбритой киске.

Я сопротивляюсь, но кто меня слушает. Ты аккуратно исследуешь мою киску, ласкаешь языком. Доводишь до безумия, потрахивая меня. Я вся теку, но ты не останавливаешься.

И спрашиваешь. Ты хочешь, чтобы я тебя трахнул? Я говорю да. Ты улыбаешься и говоришь, что ты сказала, а я таю от улыбки и говорю хочу.

Ты говоришь, тогда проси меня, шлюха) и я кричу трахни меня как последнюю блядь, жёстко, без остановки. Ты улыбаешься, снимаешь штаны и плавки.

Надеваешь презерватив и плавно входишь, выходишь и резко входишь и снова выходишь под мой недовольный стон. А потом я изгинаюсь, чтобы тебе было удобней меня трахать, обвиваю тебя ногами, а ты бешено меня трахаешь, перекрывая воздух.

Закрывая мне рот, чтобы я сильно не кричала, душишь. Называешь самыми грязными словами, и мы одновременно кончаем и падаем без сил.